Что осталось от европейского бюджета после брекзита

Что осталось от европейского бюджета после брекзита

попытки «свести дéбет с крéдитом» на следующую семилетку у нового, «континентального» варианта ЕС не удались

Олег Щукин

9-20 февраля в Брюсселе прошёл первый после «брекзита» саммит Евросоюза, посвящённый утверждению его бюджета на 2021-2027 гг.

Сразу надо сказать, что попытки «свести дéбет с крéдитом» на следующую семилетку у нового, «континентального» (представители Великобритании уже отсутствовали) варианта ЕС не удались. По самой простой и банальной причине: из состава «единой Европы» вышел второй по значению «донор». Только за 2014-2018 гг. взнос Туманного Альбиона в общую казну составил 38,67 млрд. евро (для сравнения, у Германии — 75,52 млрд., у Франции — 33,31 млрд., у Италии — 21,13 млрд., у Нидерландов — 20,67 млрд., у Швеции — 10 млрд., остальная четвёрка стран-«доноров»: Австрия, Дания, Финляндия и Ирландия, — в сумме дали чуть больше 12 млрд.). И, с учётом того, что финансово-экономическое положение Германии и Франции сегодня трудно назвать блестящим, ни в Берлине, ни в Париже особым желанием закрыть возникшую дыру собственными телами как-то не горят: в ФРГ уже год как идёт сокращение промышленного производства (в основном — как следствие американо-китайской торговой войны и сокращения заказов из КНР), а Франция при Макроне куда больше озабочена качеством субъектности «единой Европы», чем номинальным объёмом её ВВП и формальными границами.

В результате странам-«реципиентам» (а таковых набирается целых 18) было предложено «затянуть пояса», перейти со столовых ложек на чайные и претендовать на меньшую сумму трансферов из общеевропейского бюджета.

Те, разумеется, на подобный поворот политического сюжета оказались «пойтить несогласные», задав, по сути, прямой и однозначный вопрос: «Где мы будем харчеваться?» Особенно остро он стоит для стран «новой Европы», обозначая потенциальный раскол Евросоюза прямо по линии фронта «холодной войны», поскольку больше всего дырочек на своих ремнях предлагается затянуть как раз им. В этом отношении такие государства «старой Европы», как Испания, Португалия, Бельгия, Люксембург и даже дефолтная Греция по новому проекту бюджета оказывались в более привилегированном положении, чем страны бывшего «соцлагеря».

Читайте также  США угрожают санкциями Европе за сотрудничество с Тегераном

Казалось бы, не такие уж и большие деньги эти 50 млрд. долл. за семь лет — ровно столько суд в Гааге обязал Россию выплатить акционерам по «делу ЮКОСа». Но сейчас ведь в ЕС каждый евроцент на счету, да ещё и Трамп наседает: то ему за НАТО заплати, то Украине помогай, то корпоративные штрафы выплачивай, то санкции против России продлевай, то «Северный поток-2» не строй… А каков результат, «где бабки»?

В общем, после «брекзита» и провала попыток убрать Трампа с поста президента США — дальнейшая судьба Евросоюза, можно сказать, повисла на тонком волоске. Из всех действующих и потенциальных глобальных «центров силы» современного мира «единая Европа» — самый слабый и, можно сказать, беспроектный, бесцельный. Теперь это уже совершенно очевидный факт, который признан и на идейном уровне — докладом Мюнхенской конференции по международной безопасности, где эти беспроектность и бесцельность были представлены как «беззападность» («Westlessness») и на уровне политическом.

Поэтому та пауза, которую сейчас взяли в Брюсселе для проведения дополнительных консультаций и переговоров, вряд ли приведёт к каким-то значимым компромиссам в пользу «бедных», стремящихся сохранить или даже расширить свои преференции. Вплоть до угроз выхода из «единой Европы» и/или полной переориентации на США, Китай и… даже Россию (в случае тех же Венгрии или Словакии такой поворот событий отнюдь не исключён, хотя и кажется сейчас маловероятным).

Конечно, Шотландия будет рваться из Великобритании обратно в Евросоюз (она-то и осталась в 2014 году в составе Соединённого Королевства только из-за угрозы лишиться членства в ЕС), а Северная Ирландия теперь будет шаг за шагом втягиваться в Ирландию, но это всего лишь два маленьких и далёких плюса на фоне множества огромных финансово-экономических минусов «брекзита» для «единой Европы» здесь и сейчас.

Читайте также  Министерство экономики Беларуси и Европейский банк реконструкции и развития подписали меморандум о взаимопонимании касательно реализации проекта "Продвижение малых и средних предприятий в качестве основной движущей силы местного и регионального роста - консультации для малого бизнеса в Беларуси", сообщили БЕЛТА в Минэкономики.

США грозят ЕС (без Великобритании) торговой и финансовой войной по типу китайской. Кроме того, они через Североатлантический альянс (Майкл Помпео в Мюнхене идею «евроармии» зарубил на корню: только НАТО!) намерены ещё больше усилить свой контроль над «постсоветской Европой», размещая там всё больше своих солдат и вооружений и разрывая все логистические связи между Россией и Германией новым «санитарным кордоном».

ФРС и Банк Англии могут (похоже, они уже договорились и готовы) начать атаку на евро через проблемные банки Старого континента (прежде всего — Deutsche Bank). Китай при таком развитии событий «зависает» на западной границе России и теряет европейские рынки, а сама Европа идёт «под англосаксонский нож». Причём всё это будет происходить даже в том случае, если проблемы с евробюджетом до 2027 года каким-то чудом решатся, — просто не так быстро и радикально.

Единственным выходом из подобного тупика является союз ЕС с Россией, но европейские политики, видимо, ещё не в состоянии эту простую истину осознать, и успеют ли они это сделать до того, как их темечки начнёт клевать пресловутый жареный петух, — пока неизвестно.